воскресенье, 4 декабря 2016 г.

Реформа РАН

Сколько ученых на самом деле занимаются наукой? Зачем нужны институты со штатом 10 сотрудников? Можно ли повысить зарплаты ученым без массового сокращения? Об этом корреспондент "РГ" беседует с руководителем Федерального агентства научных организаций (ФАНО) Михаилом Котюковым.
По своему статусу ФАНО прежде всего надо обсуждать вопросы, связанные с имуществом академии. Но именно этот статус и стал объектом резкой критики на недавнем общем собрании РАН. Ее суть выразил президент академии Владимир Фортов: ФАНО создано помогать РАН, освободить ее от имущественных проблем, чтобы она сосредоточилась исключительно на науке. Однако агентство вместо этого создает альтернативные академии структуры управления наукой. Что можно на это ответить?
Михаил Котюков: Я был на общем собрании и выслушал все мнения. Каждый по-своему видит проблемы академии. Но по самым "горячим" и принципиальным вопросам хочу прояснить позицию агентства.
Начать стоит прежде всего с реструктуризации научных организаций. На том же собрании главный ученый секретарь РАН привел "громкие" цифры, которые почему-то не вызвали реакции у аудитории: 30 процентов институтов РАН за год не опубликовали ни одной статьи в рецензируемых журналах. Цифру эту все услышали, но вопросов соответствующих никто не задал. Что это за институты? Почему они не публикуются? А ведь в причинах надо разбираться. В частности, скоро начнется оценка результативности работы институтов, итоги которой мы подведем в конце года. Вот тогда и получим полную картину.
Дополнительно:

В работу по реформированию Академии наук включаются профессора РАН.
Чем отличается академик от член-корреспондента?

Зачем ученому открытая наука?

Комментариев нет:

Отправить комментарий